lumixograf (lumixograf) wrote,
lumixograf
lumixograf

Category:

Школа выживания

Originally posted by ilve87 at Школа выживания
В бритом на лысо молодом человеке, в черном спортивном костюме, темных очках и немодных кроссовках далеко не каждый сможет разглядеть директора школы. Но это он. Моему герою 27 лет, у него два высших образования, двое детей, и дом на берегу реки. А еще – 26 учеников, и 24 работника школы, которую он возглавляет последние полгода: в один прекрасный день Володя Аксенов взял и променял Красноярск на маленькую таежную деревушку.



Вид на Енисей с главной улицы села



Побег первый

- Ты меня сумасшедшим будешь считать, но в глушь я уехал, потому что жду конец света, - начинает свой рассказ Владимир, водя пальцами по едва отросшей щетине волос на его голове. – Нет, я не жду, что земля в какой-то миг налетит на земную ось. Просто, будучи историком, замечаешь некую цикличность, когда гибнут цивилизации, рушатся державы. И судя по всему, нашей тоже скоро придет конец, настанет разруха.
Как это будет, развалится Россия на части, или ее захлестнет волна китайской экспансии – неважно. Главное, в этот момент, по мнению Владимир быть подальше от очагов потрясений. То есть в селе. А еще лучше – в таежной глуши.
- Учителя и врачи при любой власти нужны. Поэтому еще в университете решил сбежать. Нет, не трусливо, а, наоборот, с гордо поднятой головой. Стал искать себе место подальше, да посложнее. Выбрал село в Центральном Саяне, в Тофаларии, напросился туда учителем. 
Село, где работал Владимир 
Тофалария – район размером почти с Московскую область, поросший лесами. Здесь всего три населенных пункта: маленькие деревеньки в горах, куда добраться можно вертолетом или старым Ан-2, которые совершают рейсы дважды в неделю. Летом правда можно попробовать проехать на Урале, или же верхом на лошадях, услуги которых предлагают табунщики-каюры.
В селе, куда Аксенов приехал учить детей, оказалось 400 человек населения, школа, клуб, детский сад.

Местные жители переходят реку 
Природа вокруг невероятная, охота, рыбалка. Да и село более-менее богатое – три золотых прииска рядом. Как и в любой глубинке там жутко пьют, каждого вертолета ждут как манны небесной – летчики водку привозят.
Так и началась у Володи учительская карьера. Но на долго в Тофаларии он не задержался. Почему – объясняет просто: вступил на тропу войны с местными бандитами, и проиграл.
Лошади в Тофаларии - главный транспорт
- Ты ж понимаешь, как оно в глуши бывает? – спрашивает Володя. – Там правит клан. В школе сплошь все родственники директрисы, без образования, без квалификации. Литературу преподает тетка, она книжки в руки в жизни не брала. Но она сестра директора. Да и вообще, там нарушение на нарушении: дети недоедают, а продукты забирают себе домой учителя. Инвентарь спортивный – дома у завуча лежит. Я приехал, стал бороться с этим всем. Писал жалобы в Районный отдел образования, но там меня послали, дескать, мы директора знаем хорошо, а ты, сопля зеленая, не мешай человеку работать. Словом все друг другу кореша, все у всех на мази. 
В своих жалобах Володя Аксенов дошел до уполномоченного по правам человека в Иркутской области, но изменить хоть что-то молодому учителю так и не удалось.
- Все дошло до того, что мне стали угрожать местные мужики. Жаловался в ментовку, да без толку: эти местные, а я приезжий. Так мне и сказали: беги отсюда, парень, пока тебя не прибили. Вот и сбежал.

На север
В Красноярске Владимир снова стал искать работу, но внезапно женился, и прожил несколько лет в городе. За это время у него успел родиться сын.
- Закончил второе высшее, и была - не была, свалил на Север. Поехал в Туруханский район, в село Бахта. 300 человек, школа с 60 учениками. Дом мне выдали, подъемные. Жену туда перевез. Стали жить. В Бахте школа старая, хорошая. Но вот учителя – пьяницы все сплошь, да алкаши. Они детей учить не хотят, а только деньги получать. Есть, правда, пара старых теток, они за идею работают, стихи детям читают, книжки.

Бахта - достаточно большое село
В Бахте Володя проработал почти год. За это время у него родилась дочка. И все бы хорошо, но молодой учитель стал подумывать об очередном побеге на большую землю. Но не из-за местной разрухи, а потому что начал болеть сын.
- Мы жили в старом сыром доме, плесень да затхлость одна, а у сына астма. Ему было там плохо. Хотел их с женой в Красноярск отправлять, а тут - раз, и предложили переехать в другое село. Там, мол, тоже учитель истории и обществознания нужен. Мы за день собрали вещи, я ненужное барахло местным охотникам продал, чтобы за вертолет заплатить, и отправились. 10 тысяч за нас с женой и детьми и 600 кг груза отдал, и через пару часов уже на новом месте. В снегу с баулами. Дом пустой дали, холодный. Но кое-как отогрелись, справились.

В селе, куда переехал Володя, всего две улицы
Село оказалось куда меньше Бахты – 150 человек населения. Большая часть – кеты, местная народность. Само селение это несколько десятков деревянных домов, пара магазинчиков, детский садик, школа, покосившийся клуб.

Так в Туруханском районе живут некоторые аборигены

Большая часть местных жителей живет в нищете, далеко за порогом бедности.
- Бичи в городе порой богаче, - цинично замечает Володя. – Бывает зайдешь в дом зайдешь, там лавка да печка. Ну и стол кривой. Дети ходят в лохмотьях. Зато водка есть в каждом доме. Бухают каждый божий день.

Рыбак-кето на берегу реки
Зажиточные кето, это редкость. Вова признается – за все время на севере, он видел всего одну семью аборигенов, живущую в достатке.
- Это муж и жена, они сначала сильно «колдырили», потом как-то в один миг завязали,- повествует учитель. - Он ее старше, лет на пять-десять. Снегоходы, лодки свои. Охотятся, рыбу ловят. Нарожали полный дом детей, девочек, и пацан есть, умный парень. Мой кореш. Такой прыткий, такой хваткий. Настоящий индеец, в хорошем смысле, конечно. И вот этих кето все уважают. А остальные – алкаши и лентяи. Есть вообще нищета – лавка в доме, и все. Как они выживают непонятно. А пьют все регулярно – каждый день – в дрова.

Один из местных жителей в своей избе
На вопрос, как с пьянством борется администрация поселка, Вова разводит руками: пьет и сама администрация. Правда, дома.
Проблемы среднего образования
Школа в селе, где живет Володя, в отличие от других северных деревень, новая, теплая и светлая. Однако все хорошо там лишь на первый взгляд.
- До того, как меня назначили директором, там «рулила» молодая учительница, из местных, кето. Она не умела абсолютно руководить. Пила. Безобразно пила. Приходила часто во вторник, хмурая, потому что понедельник отсыпалась после попоек. До того она меня довела, что я уволился. А следом за мной вообще все ушли. Потому, что она довела школу до такого ахуя…
После того, как из нее уволились все учителя, школа обезлюдела. Учеников разослали по другим деревням, в интернаты. Через некоторые время Аксенова вызвали в Районный отдел образования, и предложили стать директором. Эдаким антикризисным менеджером

В селе живут разные люди
- В РОО понимают, что тут у меня пиз…ц полный, но школу закрывать нельзя. Вот и разгребаю все помаленьку. Вот учителей ищу, да только где их взять? Кто в эту глушь поедет?
Всего в школе работает 24 человека. Из них 8 преподавателей. Остальные – обслуживающий персонал: уборщицы, повара, да сторожа.
- Я командую двумя завучами, - загибает пальцы Володя, пересчитывая подчиненных. - Одна из них, заучей, вредная тетка. У нее вообще десять классов образования. Ведет два часа в неделю, основы регионального развития. А разряд у нее выше. Вторая – сумасшедшая учительница 80 лет, она на каждом уроке стихи читает. Сейчас по всем стандартам я не должен их держать, но где откуда людей взять? Еще сидит сестра бывшего директора, ничего не делает. Должна вести математику у 5-7 классов, музыку, изобразительное искусство, информатику, еще что-то. Но она сидит, носом клюет, и все. Зато больше всех получает, тысяч 35 наверное. Больше чем я, это точно. Еще есть два брата – физрук и трудовик, и их мама, она у младших классов ведет. Но работает плохо – одни пятерки им ставит.&
Еще одна беда этой средней школы – отсутствие лицензии на ведение образовательной деятельности. Администрация района закрывает на это глаза. Хотя Володя уже почти решил эту проблему.
- Мы не имеем выдавать документы об образовании – мне девяти и одинадцатиклассников приходится отсылать в интернат учиться, - сокрушается директор. - А у меня два девятиклассника не едут: их скандальная злющая мамаша просто не хочет их отпускать. Уперлась рогом, и стоит на своем. Пришлось учить детей, восстанавливать девятый класс, под свою ответственность, хоть и нельзя. Но так как я пацанам документы выдать не могу, они у меня на второй год остались. А один так и вовсе на третий год, это внук сельского главы, Сережа Иванов. Ему 16 лет, он в 7-м классе. Писать не умеет, читает по слогам. Зато он на лыжах как Бьёрндаллен бегает, и стреляет так же, хоть сейчас в сборную по биатлону бери, на полном серьезе.
Но среди детей-кето есть и настоящие самородки. Они ловят на лету каждое слово учителя, стараются читать книги, смотрят на мир через окошко интернета. Одна беда – перспектив у них нет.
- Многие местные ни разу в Туруханске не были, я не говорю уже о большой земле. Ну и какое у детей может быть будущее? Останутся тут, будут рыбачить, охотится. Кто-то может и уедет, если сильно повезет.

Многодетная семья кето

Планы и перспективы

- В понедельник мы идем к мэру на планерку. Я, директор детского сада Вера Сергеевна, и сестра мэра Вера Витальевна - пьяная директриса клуба. Я у нее в ДК работал худруком, так она до сих пор денег должна. Вот сидим, обсуждаем, что делать. Как забег по центральной улице организовать, как 8 марта отпраздновать. Ну, или пожарные вопросы. Мэр спрашивает, мол, что будем делать с пожарным водоемом, как поступим? Мы ему – никак, хер с ним, с водоемом. Вот и вся планерка.
С культурой тоже плохо. Хотя кое-какие шевеления есть: скоро школа превратится в настоящий очаг культуры. Молодой директор планирует устроить в ней вечерний кинозал, и показывать кинопроекторе фильмы всем желающим - и детям и взрослым.
Еще один амбициозный план Аксенова - создать рок-группу из местных ребят.
- Я заказал через начальника районного отдела культуры инструменты, на 300 тысяч, скоро должны по воде придти, - делится он планами. - Две гитары уже пришли, а барабаны, мониторы еще едут. Думаю две банды создать – одну школьников, другую – молодежь, из тех, что бухают поменьше.
Скоро в селе появится интернет – несколько десятков жителей скинулись по 8 тысяч рублей, и скоро в село прилетит вертолет с техниками, которые и протянут по всей деревне провода от стоящей на крыше школы спутниковой тарелки.
- Скорость пока правда паршивая, 64 килобита в секунду, зато безлимит, - хвастается Володя. – К осени будет нормальная, все сделаем. А вообще, сначала интернет был только в учительской, но я выписал кабель с большой земли, сделал сам разводку, поднял сеть. Теперь на всех компьютерах есть. Школьники хоть стали с интернетом знакомиться.
Еще одна беда - это отсутствие нормальной телефонной связи. Вышек сотовых операторов тут нет, спутниковый телефон неимоверно дорог.
- Меня вся деревня отправила как ходока, просят провести сотовую связь. Мужики даже готовы сами вышку сварить 15-метровую, из труб. Телефон есть только в сельсовете, ну и таксофон там же. Очень дорогой. Сын бывшей главы района расставил по деревням таксафоны, связь в них через спутник. И рубит с этого капусту. Позвонить в Красноярск – 10 рублей минута, на сотовый – столько же. Хорошо хоть по району связь бесплатная. В месяц по работе у меня 1000 рублей только на звонки уходит. Все за мой счет.
С протянутой рукой
В город Володя приехал не только просить сотовую связь. Есть у него и еще одна непростая задача: найти денег на строительство двухквартирного дома для учителей. Все надежды – лишь на депутата Законодательного Собрания и бывшего бандита Анатолия Быкова. Надежды на то, что деньги найдутся в районном или краевом бюджете нет. В то же время молодого директора гложет страх – он посмел перешагнуть через голову начальства.
- Деньги ищу, а боюсь – вышвырнут меня, как одного из бывших директоров школы, Поклонного.
Поклонный Виктор Иванович работать на север приехал из Украины.
- Года три назад была старая школа, большой такой разваливающийся дом. Крыша текла, щели в палец, - вспоминает Александр. - Был там директор много лет, Михаил Михайлович. Но тут он заболевает, и уезжает. Вместо него прибывает новый директор, Поклонный Виктор Иванович, откуда-то с Украины. И этот Поклонный, наполненный энергией и видимо с потребностью острых ощущений, начинает наводить порядки, вымогать положенное: фрукты там, питание нормальное, интернет в школу. В деревне стоял долгострой из бруса – в советское время начали школу строить. Ну, Поклонный и стал требовать чтобы его достроили. В районе сказали: «денег нет», губернатор так же сказал. Но у мужика были какие-то связи в министерстве, в Москве.
Деньги нашли, и школу быстро достроили. И как только все работы закончились, Поклонного уволили. Формальная причина – приказ главы района о том, что иностранцы на руководящих должностях работать не должны.
- А на самом деле мужика выкинули, за то, что через головы местных царьков полез. Подставил район и край, - поясняет Володя.

Дикий-дикий север
Каждый уважающий себя мужчина в селе имеет по ружью. А некоторые по два, а то и по три. Нужны они не только для охоты, но и для ощущения «собственной мужественности».
- У меня у самого дома два ружья,- поясняет собеседник. - Тут же как на Диком западе, всякое может случиться. В деревне у нас ментов нет, ближайший за 150 километров сидит, участковый. Если кого убьют – он приезжает. А убивают часто: то пьяная баба мужа пристрелит, то ножом пырнут в драке.
Случаются и более страшные преступления: три года назад в селе пропал 8-летний ребенок, через несколько месяцев его обезображенный труп нашли в овраге неподалеку от деревни.
Все подозрения пали на одного из подростков, страдающего психическим расстройством. Но вину парня доказать никто так и не смог, хотя жители деревни до сих пор смотрят на него с опаской.
***
Но, несмотря на все тяготы и лишения северной жизни, Володя выглядит счастливым. Даже при условии того, что три месяца назад он развелся – жена просто не выдержала суровых условий жизни. Но Аксенов не сдается. Планирует взять в банке кредит, и начать строить себе дом. Даже место уже выбрал, а мужики пообещали помочь.
- Север это другой мир, совсем не такой, каким ты его себе представляешь. Здесь все прямо, без компромиссов, без полутонов. Нужно рассчитывать свои силы, - говорит мне на прощание Владимир Аксенов. – Тут люди такие, какие они есть. Без наносной шелухи, которой так много в больших городах. Ты вот удивляешься что я лысый и в спортивном костюме – так это для того, чтобы меня не узнавали старые знакомые. К кому надо – я сам подойду. А остальные – остальные пусть идут мимо. Потому, что мне теперь ближе охотники кето, чем они.

Имя героя изменено по его просьбе, так как из-за этого рассказа, у него могут быть проблемы. По этой же причине нет и его фотографии. Фото предоставлено героем повествования, и используются с его согласия.





Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Утро понедельника

    С собакой пошел гулять после завтрака. Времени было немного, далеко не пошли. Немного копала норы землероек, грызла ветку…

  • Воскресенье, прогулки, собаки

    Утром гулял - писал про это. Потом поехали к наташиным, чтоб дать нашей Снежке поиграть с сестрёнкой Зимой. Выехали на горку, там дали им…

  • Прогулки вечера субботы и утра воскресенья

    В сб вечером если было "нагулять собаку в щи", чтоб не было сил дикошарить и истерить из-за оставления в вольере. Сумерки, местами ещё снег,…

promo lumixograf september 3, 2015 09:36 4
Buy for 20 tokens
Я понял - когда откроется сезон, обязательно скатаемся на вершину на подъёмнике под звёздами! С подъёмника ничего не снять, но вот с горы - будет круто! Здесь 4 секунды выдержки, iso1600, 25/2.8, склейка в Gimp 2.9 двух сконвертированных в Tiff рав-файлов)
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments